Слеза

Слеза, стекая по щеке,

в высоком небе заблудилась,

но не разбилась, а в виске

грозой январской разразилась.

 

И сразу началась весна,

пусть ту весну все люди звали

зимой, — а что же есть она

по настоящему, – не знали.

 

Она томилась и ждала,

и был исход ее неясен,

хоть запах пряного тепла

вставал из Авгиевых ясель.

 

Гремел ручей на дне души,

мешаясь с грязью под ногами,

и дни, как медные гроши,

в кармане сталкивались лбами.

 

А в ней, как в опере Гуно,

грим растекался театральный,

большую очередь в кино

напоминал проспект центральный.

 

И Божьим промыслам глуха,

толпа зевак мычала стадно,

что нет великого греха

в любовь не верить безоглядно.

 

Но, разгадав ее секрет,

я только ей отныне верил,

и год за годом белый свет

шагами медленными мерил.

 

Как неказист земной ландшафт!

А поравняйся с облаками –

и сможешь пить на брудершафт

беззвездной ночью с мотыльками.

 

This Post Has 0 Comments