Баллада об огненной стихии

Был стар брандмауэр. Был молод брандмайор.

Был молод мир. Все трое были стойки.

Меж ними разгорелся жаркий спор,

когда огонь набросился на стойки

 

цейхгауза. Короче говоря,

они сошлись. (Работа есть работа.)

Усами по-кошачьи шевеля,

наш брандмайор задрал жерло брандспойта.

 

Но не забил кастальский ключ… Рыча

приглушенно от бешенства и гари

в гортани “Доннерветтер!”, сгоряча

майор присел, примерился и — вдарил.

 

Прощай, треченто! Здравствуй, сопромат!

Любовь к искусству есть любовь до гроба.

А что до тех, кто в этом слабоват —

забудь про них. Они неправы оба.

 

Влача свой крест под натиском стихий

(как брандмайор), привыкнешь постепенно,

что белый свет — то белый, как стихир,

то совершенно черный, как геенна.

 

Материя не терпит пустоты,

а дух ни в чем не видит абсолюта.

Над бездной наведенные мосты

вновь рушатся под действием салюта.

 

This Post Has 0 Comments