Русь Православная

Кустодиевский мир берет меня в полон

церквушек золотых и девок толстозадых.

Сивухи перегар и запах от попон

веселым колтуном стоят над чудным градом.

 

В печатных пряниках — ребяческий восторг…

Малиновый трезвон с ума мещанок сводит…

И ручка теребит цыганистый платок,

зовет за самовар и граммофон заводит.

 

И радостная Русь, ясна, как Божий день,

пасхальное яйцо по небу катит снова…

И не темна невзгод стремительная тень,

а яблочно-красна и клюквенно-лилова.

 

Благоотишен труд с молитвой на устах,

и глаз голубизна, прозрачнее купели,

свет каждого окна в тесовых кружевах,

и в горенке уют от жостова и гжели…

 

Спаси, Христос, твоя владыки и народ!

С церковной паперти за все воздаст сторицей

избранец Божий, ласковый юрод,

на черный хлеб да соль звяцая на цевнице.

 

Он зрит иные дни: падение и взлет,

исходища путей, где в предрассветном мраке

у сизой полыньи ступив на алый лед,

два русских витязя сошлись в кулачной драке.

 

This Post Has 0 Comments