Миллениум

Сковала стужа реки и умы,

и хочется потрогать без перчаток

девические прелести зимы,

тугие, как мичуринский початок.

 

Под каблуком отхаркивает снег

ногою в наст впечатанное эхо.

Еще чуть-чуть, и двадцать первый век

начнется, как бесплатная потеха.

 

А в нынешнем – трезвонит как трельяж

пустой трамвай, проносится маршрутка

порожняя — и весь ажиотаж,

а вообще-то холодно и жутко.

 

И вдруг — тебе навстречу тянет нить

своих следов — еще один мессия.

Конечно, пьян и просит закурить.

Как тесен мир! Как велика Россия!

 

Остановись, чудак, поговорим —

о ценах, о центральном отопленье.

Мы двери в рай себе не затворим,

заботясь о глобальном потепленье.

 

Великое навязло на зубах,

от пошлостей — совсем с души воротит,

но если воздух “Примою” пропах,

никто из нас с дороги не своротит.

 

Не преминём же в праздник Рождества

почувствовать скорей душой, чем слухом,

что бренный мир сложен из естества,

уже слегка приправленного духом.

 

Вглядись в него глазами мудреца,

пророка, на худой конец — поэта:

там нету ни начала, ни конца,

а только тень и свет. Но больше — света.

 

This Post Has 0 Comments