Московская сага

Бреду по улицам столичным

к домам бетонным и кирпичным,

чьи окна в полночь так теплы,

а сердцем, кукольным, тряпичным,

вновь натыкаюсь на углы.

 

Меня здесь меряют по мерке:

а подойду ли к этой дверке?

И пусть я горд как Боливар,

но каждый чёртик в табакерке

с меня имеет свой навар.

 

В глазах особенный буравчик:

«А сколько стоишь ты, мерзавчик?

Насколько тёртый ты калач?»

И я лечу как в речку мячик,

ах, тише, Танечка, не плачь!

 

Здесь потасовка, там тусовка –

как хорошо, что нас там нет:

всё это, в сущности, рисовка,

одна огромная массовка,

один большой автопортрет.

 

Сжав кулаки, нахмуря брови,

стараюсь рот не разевать.

Москва! Как много в этом слове

всего, что, вроде мяса в плове,

способно в глотке застревать!

 

This Post Has 0 Comments