Без трагедий жить не может

Без трагедий жить не может

петербургский старый дом,

я сижу как в царской ложе

на полу в подъезде том,

 

где Парис Елене клялся,

говорил: «Я вас люблю!»,

где Оракул всем являлся,

прижимаясь к пузырю.

 

Где вылизывают блюдца

сонмы серых гесперид,

где по лестнице мятутся

тени смертные в Аид.

 

Где, в рыжье и в красном клифте,

от восторга пузырясь,

возносилась в светлом лифте

перестроечная мразь.

 

Здесь, в гранитном окоёме,

на задворках бытия,

в чёрном лестничном проеме

пролетит и жизнь моя.

 

Здесь на пятом кроют матом,

пьют коньяк и ждут гостей,

а на нижнем, на проклятом,

свист в ушах и хруст костей.

 

Я с судьбой играю в жмурки,

выйдя, как на перекур,

на коротеньком окурке

я гадаю как авгур.

 

Меж Невой и небесами,

от бузы на волосок,

зырит волчьими глазами

на меня дверной глазок.

 

This Post Has 0 Comments