Осенний пейзаж с домиком художника Ярошенко

Курортный парк напоминает мне

остов ковчега с тысячью расщелин,

мазню слегка манерного Моне

и стайку юных бестий Ботичелли.

 

Испытывая детский интерес

к превратностям поэзии и прозы,

он сам собою, как волшебный лес,

претерпевает вдруг метаморфозы.

 

Сей древний скит, сей храм из янтаря,

что не одним намолен поколеньем,

примерно с середины сентября

охвачен золотым грехопаденьем.

 

Но и тогда, взойдя из-за кулис

простанства, аш два о и хлорофилла,

белеет будто облачко вдали

“под белый парус” крашеная вилла.

 

Приветствую тебя, достойным муж,

свой Парфенон воздвигнувший заради

общенья тесного сюда слетевших муз!

Воистину, ни спереди, ни сзади

 

нет непреложных истин, нет знамён,

не проигравших главного сраженья…

Но остается несколько имен,

бесспорно заслуживших уваженье.

 

This Post Has 0 Comments