Эмансипация вакхических песнопений

Осенью, слишком роскошной, чтобы настаивать на сравнении, я очутился на плоской как сказочный лес территории санатория имени…

Эти глаза

Эти глаза, которым, как звёздному небу над Иссык-Кулем, можно доверить любую мечту и любую тайну, эти глаза…

А ничего не меняется

А ничего не меняется, веришь? От гамлетовских реприз запах, как будто под снегом оттаяв, трупы первопроходцев Шамбалы…

Белый уголь

Александру О’Шеннону — с любовью   На станции с названьем Белый Уголь голубка в небе ищет пятый угол….

Я закрываю глаза

Я закрываю глаза и выхожу в астрал. Больше идти мне некуда: дома нет, водки не пью, а…

Мы воруем воздух

Мы воруем воздух, мы торгуем словом, то латаем дырки, то ломаем целки, мы живём у Бога на…

Когда вспотеют в кадиллаке

Когда вспотеют в кадиллаке, от вазелина слипшись, сраки, и вспыхнет, точно антрацит, в крови иммунодефицит,

Синие горы

Синие горы. Купол хрустальный. Местность прекрасней библейского рая. В розовой дымке от края до края желтые реки…

Девятый день

Я держал в руках автомат, гитару, скальпель, собственные оковы, дочку и сына, бычок из урны, кровавый стяг,…

Песня о Соколе и Буревестнике

МГИМО окончив, или же – МАИ (иль не окончив их ни в коем разе), ох, как непросто,…

1234567